Точка остчета.

Категория: Школьный психолог
Опубликовано 29.08.2013 17:28
Автор: Семёнова М.А.
Просмотров: 3740

Ты будешь жить на свете десять раз,

Десятикратно в детях повторенный,

И в правде будешь в свой последний час

Торжествовать над смертью покоренной.

В.Шекспир.

 

 

Точка отсчета.

 

Почему дети становятся трудными?

 

Странный вопрос, спросите любого педагога, психолога, родителя вам сразу же назовут десятки причин. И каждая из этих причин, конечно в той или иной мере будет верной, но все же где та точка, когда милый любимый долгожданный ребенок становится трудным, невыносимым, ужасным, и ненужным. Когда и как это происходит? Что делать если вы, мама или папа подошли к этой точке, как не переступить черту, после которой родные дети становятся чужими и обузой? Я попробую ответить на этот вопрос. Почему меня эта тема волнует? Да очень просто, я работаю с детьми, с родителями и каждый день кто-то из мам говорит: «Он трудный я больше не могу и не хочу с ним бороться, я не справляюсь». Изучив ряд публикаций, побывав на семейных консультациях, имея опыт работы в вечерней школе, с очень трудными детьми я сделала для себя ряд открытий, которыми и рада с вами поделиться. Приглашаю вас к разговору о наших детях.

Трудные дети – это те, которые орут по ночам, не дают спать, часто болеют, не гулят, не говорят и т.д. Так скажут родители детей от 0 до 3 лет.

Трудные дети – это те, которые себя плохо ведут, так вам скажут большинство родителей, чьим деткам от 3до 7 лет.

Трудные дети – это те, которые не слушаются, огрызаются, воруют, пьют, хамят, не учатся (учатся плохо), убегают и т.д., так скажут родители подростков (12-17 лет).

Трудные дети – это дети, которые не звонят, не приезжают, не помогают, редко приходят в гости (или совсем не приходят), плохо ухаживают, так скажут родители детям которых 30-45 лет.

Впервые понятие «трудные дети» появилось в довоенное время и практически сразу получило широкое распространение. Однако возникло оно не в науке, а в обыденной жизни. На какое-то время такое определение исчезло, а в 50-х – 60-х годах вновь появилось. В настоящее время этот термин существует в научном словаре педагогики и психологии. Но и сегодня среди учёных идёт дискуссия о целесообразности его использования. Удачен ли этот термин? Некоторые учёные считают его оскорбительным, особенно в общении с самим ребёнком или его родителями. Поэтому современная педагогика слова «трудные дети», «трудный ребёнок» старается использовать как можно реже, заменяя их словами «дети группы риска», «педагогически запущенные дети», «социально запущенные дети» или «дети нестандартного поведения».

Причин, по которым ребёнок делается трудным, а потом асоциальным, достаточно. Например, А.И.Кочетов выделял следующие причины:

  1. Возросшая напряженность жизни, повышенная тревожность большинства людей: многие склонны к пересмотру норм поведения, их упрощению, поведение большинства становится всё менее цивилизованным.
  2. Школьная напряженность, выражающаяся в увеличении объёмов и интенсивности занятий, повышении темпов учебной деятельности.
  3. Стремление родителей к обязательной успешности своих детей, неприятие средних или низких результатов в учебе.
  4. Большая пропасть между тем, что ребенок видит в реальной жизни, и тем чему его учат в школе.
  5. Неблагоприятная наследственность.
  6. Нарушение волевой сферы, отсутствие саморегуляции (импульсивность, агрессивность, несдержанность).
  7. Асоциальное поведение родителей (пьянство, наркомания, драки, преступный образ жизни).
  8. Безразличие или излишняя опека со стороны родителей.
  9. Неблагополучное течение кризисных периодов жизни (смерть родственников, развод родителей, конфликтные ситуации в семье, физическое и психическое насилие).
  10. Замедленные темпы умственного и социального развития.

Приведу один пример из практики: обращается мама 15-летней Елены. Мама не довольна тем, что дочь не учится, прогуливает школу, дружит с девочкой, которая не нравится маме, и увлекается лошадьми. Мама требует от дочери «логично», по ее словам, объяснить выгоду от занятий в конном клубе перед учебой в школе, дающей в будущем право на достойное образование и хорошую работу. Елена откровенно бунтует, и всем видом показывает, что все враги. Она не разговаривает с мамой совсем; если мама ругается после общения с классным руководителем, требует ответов на вопросы. Елена просто убегает и не приходит ночевать. Пару раз из дома пропадали деньги. По всем параметрам Елена подходит под определение «трудного подростка». Но из разговора с Еленой и с мамой, по отдельности и вместе, складывается ощущение, что мама и дочь общаются как неродные друг другу, девочке несладко живется со своей мамой. Причем мама Лены в социальном плане вполне нормальная женщина и даже можно сказать успешная: отдельная квартира, она работает и хорошо зарабатывает, не пьет, вот только с отцом своего ребенка ни когда вместе не жила. Мама искренне заботится о своей дочери, хочет ей счастья, обеспечивает хорошую полную всевозможных благ жизнь.

Так где в этой ситуации та точка отсчета, когда все сломалось? Очень жаль смотреть на этих двух женщин маму и дочку, так искренне ненавидящих друг друга, правда та, что постарше умело это скрывает. Поразила последняя фраза мамы: «Сделайте что ни будь с ней, я заплачу». Однако на осине не родятся апельсины. И просто так «привести» трудного подростка к психологу, «кинуть» его в кресло и сказать «сделайте что-нибудь с ним», оставить деньги и уйти – не получится. Человек не туфли, которые можно «сдать», заплатить и «взять» другие, новые и хорошие – требуется деятельное участие родителей в перевоспитании. Не умеют – научим, если конечно захотят научиться.

Начинаю думать, искать, анализировать. Прошу маму Лены придти через два дня без дочери. За эти два дня работаю с девочкой. Выясняется, что девочка давно живет своей жизнью, что нет никакой подружки конного клуба, что ходит она в гости к молодому человеку, а учиться ей лень, не зачем, мама и так ей обеспечит безбедную жизнь. С мамой все ясно она не понимает ничего, у нее все черное или белое. И вообще дочь ей нужна для того, что бы было как у всех (Лена слышала во втором классе разговор мамы с подругой). Про папу вообще ни чего ребенок не знает, никогда не видела и не слышала о нем. В детстве маму спрашивала, та не ответила ничего. По словам девочки с мамой у них бартер она ее кормит, одевает, деньги дает, а за это у нее как у всех нормальных женщин есть ребенок. Вот такая циничная девочка покажется любому. По фактической анкете выясняется, что мама у девочки была три месяца, а дальше ее растили и воспитывали няни. Мама старалась обеспечить безбедную жизнь, и ей это удалось. Дочь с мамой встречается только утром, за завтраком, вечером у мамы фитнес, и личная жизнь на которую она имеет право. Мама при этом стремится тотально контролировать свою дочь, звонки, обыск карманов, подговаривает соседей следить, когда та ушла и когда пришла.

Ну скажите где та точка, перешли они уже через линию или нет?

Из беседы с мамой многие факты подтвердились, женщина искренне призналась, что в 35 родила исключительно для себя от подчиненного молодого человека значительно моложе себя и не сказала ему об этом. Что рожала осознанно, так как возраст поджимал. Что очень хотела и ждала девочку, хотела ее наряжать, мечтала ходить с ней по магазинам, пить чай на кухне и болтать. Думала, что дочка будет хорошо учиться, ведь она сама была круглая отличница, поступит в МГУ и будет популярной журналисткой. А получилось, что ребенок еле-еле доучился до 9 класса, и ее выгнали в вечернюю школу. В общем, все мамины планы рухнули.

Вот такая ситуация. В ходе работы с этой семьей удалось добиться не многих результатов.

Мама ждала чуда и не хотела меняться, ведь она успешна и ее считает свою позицию верной.

Елена с трудом закончила 9 классов, призналась маме, что уходила к парню, мама пыталась понять, но ее амбиции взяли верх и они окончательно разругались. Дочь ушла жить к парню с холодным и циничным сердцем. А мама пошла искать еще психолога, который за деньги «сделает что-нибудь с ее дочерью» и она станет такой, какой она ее и запланировала. Хотя, если бы она хоть на минуту разрешила своей дочери быть другой, плохо учиться, стать парикмахершей и встречаться с парнем может все пошло бы иначе.

Анализируя этот пример, видишь, что за всеми проблемами скрывается невозможность родителя изменить стиль общения с ребенком, особенно с подростком. Возникает ощущение, что родители запрограммированы на определенный стиль взаимоотношений с детьми. Мама не готова была принять что дочь выросла, влюбилась и имеет тоже право на свое женское счастье.

Родителям трудно признать появившиеся в своем ребенка зачатки взрослости: тягу к самостоятельности в организации своего свободного времени, самостоятельный выбор круга общения. Неудачи родителей в изменении форм взаимодействия с ребенком обуславливают неудачи у подростков конструктивно строить свою взрослую жизнь. Это приводит, в свою очередь, к псевдовзрослому поведению: курение, употребление алкоголя, неразборчивость в отношениях, потеря интереса к школе (у подростков еще не сформировано прогностическое мышление – чем заниматься вместо школы? как строить свою жизнь в будущем?).

Над родителями довлеют внешние, чаще отрицательные, оценки своих детей, которые они слышат, например, в школе. И это мешает им за внешним видеть в своем ребенке положительные стороны. Оказывается, что родители озабочены внешней оценкой их успешности как родителей, и в итоге перестают доверять своим детям. А дети переживают очередной опыт отречения.

А ответить на вопрос где та точка, когда Елена стала трудным ребенком? Думаю просто. Тогда, когда ее мама решила родить себе дочку просто, потому что так надо, чтобы было кого наряжать, пить чай, ходить по магазинам. Самое страшное, когда ребенок, любящий свою мать инстинктивно перестает ее любить. Становится эмоциональным инвалидом. Странно, но дети, брошенные своими матерями в младенчестве, продолжают их любить, а тут мама рядом и такой взаимный холод.

У психологов есть такое понятие как ребенок, рожденный для цели. Это не всегда так драматично и плохо, если цель велика и хороша, если она не эгоистична. Если родители оставляют возможность своему ребенку не быть победителем, и не требуют и не ждут обязательного достижения цели.

В моем дневнике много разных историй с трудными подростками, у которых точки перелома не так глубоко, как у Елены и ее мамы, и ситуации разные и выходы из них соответственно. Но это уже другая история.

Вернемся к науке. В зависимости от методов семейного воспитания выделяются три типа родителей:

Авторитетные родители – инициативные, общительные, добрые дети.

Авторитетны те родители, которые любят и понимают детей, предпочитая не наказывать их, а объяснить, что хорошо, а что плохо, не опасаясь, лишний раз похвалить их. Они требуют от детей осмысленного поведения и стараются помочь им, чутко относясь к их запросам. Вместе с тем такие родители не потакают детским капризам.

Дети у таких родителей обычно любознательны, стараются обосновать, а не навязывать свою точку зрения, они ответственно относятся к своим обязанностям. Им легче дается усвоение социально приемлемых и одобряемых форм поведения. Они более энергичны и уверены в себе, у них лучше развито чувство собственного достоинства и самоконтроль. Им легче наладить отношения со сверстниками.

Авторитарные родители – раздражительные, склонные к конфликтам дети.

Авторитарные родители считают, что ребенку не следует предоставлять много свободы и прав, что он должен во всем подчиняться их воле и авторитету. Они стремятся выработать у ребенка дисциплинированность, не оставляя ему возможности для выбора вариантов поведения, ограничивают его самостоятельность, лишают права возражать старшим, даже если ребенок прав. Жесткий контроль за поведением – основа их воспитания, которое не идет дальше суровых запросов, выговоров и нередко физических наказаний.

У детей при таком воспитании формируется лишь механизм внешнего контроля, развивается чувство вины и страха перед наказанием.

Снисходительные родители – импульсивные, агрессивные дети.

Как правило, снисходительные родители не склонны контролировать своих детей, позволяя поступать, как им заблагорассудится, не требуя от них ответственности и самостоятельности. Родители не обращают внимания на вспышки гнева и агрессии детей. Все это приводит к тому, что у детей не возникает желания усваивать социальные формы поведения, не формируется самоконтроль и чувство ответственности. Они всеми силами избегают чего-то нового, неожиданного, неизвестного из страха избрать неправильную форму поведения при столкновении с этим новым.

Советы родителям:

  1. Будьте мягче, терпимее с детьми, не пытайтесь их перевоспитать. Главная цель воспитателя: не менять ребенка, а научить его индивидуальности, принимайте его таким, каков он есть и, при этом, помогайте ему стать лучше.
  2. Относитесь к детям всерьез, старайтесь проникнуть в их мировоззрение, а не навязывать свою взрослую логику, как единственно верную.
  3. Постоянно ищите в детях качества, за которые их можно ценить, и помогайте им понять и оценить вас. Н.Рерих говорил «Найдите в человеке черточку, и рассмотрите ее в увеличительное стекло».
  4. В отношении с подростками постарайтесь избежать поведения, включающего «механизм подтверждения наихудшего ожидания».
  5. Не удовлетворяйтесь поспешными выводами, знайте, что у странного поведения есть серьезная причина.
  6. Помогайте ребенку стать сильнее.
  7. Стремитесь, чтобы ваше общение с ребенком было диалогичным.

Хотелось бы предложить следующие рекомендации для родителей трудновоспитуемых подростков (Р. В. Овчарова):

Отнеситесь к проблеме «трудного ребенка», прежде всего с позиции понимания трудностей самого ребенка.

Не забывайте, что ребенок в какой-то степени наше отражение. Не уяснив причин его трудности, не устранив их, мы не сможем помочь ребенку. Поднимитесь над вашими собственными проблемами, чтобы увидеть проблемы вашего ребенка.

К трудностям в воспитании отнеситесь по-философски. Они всегда имеют место. Не следует думать о том, что есть «легкие» дети. Воспитание ребенка – дело всегда трудное, даже при самых оптимальных условиях и возможностях.

Остерегайтесь паники и фатализма. Они плохие спутники воспитания. Не привыкайте раздувать костер неблагополучия из искры каждой трудной ситуации. Не оценивайте своего ребенка плохо из-за какого-то плохого проступка. Не превращайте неуспех в одном деле в полную неуспешность ребенка.

Наконец, будьте оптимистичны! (У меня трудный ребенок, но я верю в его перспективу; у нас много проблем, но я их вижу, а правильно поставленная проблема наполовину уже решена).

Пожелания взрослым, работающим с детьми и подростками:

Никогда не злоупотребляйте доверием подростка, берегите его тайну, уважайте его чувства. Иначе нам никогда не стать в глазах наших подопечных человеком, достойным доверия и уважения. И значит, мы не сможем помочь «трудному ребенку» стать хорошим родителем и не сможем прервать нить «трудный родитель» – «трудный ребенок».

Любому родителю неприятно слышать плохое о своих детях. Если хотим найти в родителях союзника, надо научиться не только жаловаться, но и хвалить их ребенка, уметь видеть в каждом трудновоспитуемом, «испорченном» подростке хорошие стороны, и главное мы должны вселять надежду, что все можно изменить если вы родители готовы работать и менять себя.

Хотите решить проблему ищите точку отсчета, она часто там, где сразу ее не видно….

Педагог психолог Семенова М.А.